Трактор Т-40

Устройство, эксплуатация, обслуживание

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рабочий календарь экипажа

Почти двадцать пять лет прошло, как получил специальность машиниста экскаватора. Работал и на Урале, и на Сахалине, на Волге и Дону. Пятнадцатый год работаю в Таганрогской ПМК треста «Ростовсельхозводстрой».
Сейчас наша передвижная механизированная колонна принимает участие в строительстве больших оросительных систем. Таких, например, как Манычская рисовая в Сальском районе, Нижне-Манычская в пойме Дона, Багаево-Садковская, Миусская.
Всего за два-три года объем земляных работ значительно вырос. А техника та же — экскаваторы, бульдозеры, скреперы. На повестку дня стал вопрос — как быстрее, лучше, какими средствами выполнить эту работу?
У наших соседей, механизаторов управления строительства «Ростовдонводстрой», уже имелся опыт многосменного использования землеройной техники. На областной конференции довелось мне слушать выступление Л. А. Ганоцкого — инициатора организации работы экскаваторов в четыре смены.
Леонид Александрович рассказывал, что его экипаж систематически разрабатывает более 400 тыс. кубометров грунта в год. Две с половиной нормы! Мне тогда эти цифры казались недоступными. Однако захотелось испытать свои силы.
Приехал домой, рассказал бригаде об опыте Ганоцкого. Все вместе побывали у него, познакомились с работой бригады, с организацией технического обслуживания. И твердо решили: будем работать так же!
В следующем году трест «Ростовсельхозводстрой» помогли организовать четырех-сменный экипаж. А мне предложили возглавить его.
Начали с экономической учебы, более тщательного освоения опыта лучших. Сразу же поставили перед собой конкретную цель: через три года довести выработку до 500 тыс. кубометров.
Работали и учились работать. С каждым днем крепла уверенность в том, что с поставленной задачей справимся. И справились — уже через 2 года разработали 519 тыс. кубометров. Выполнили задание на 305 процентов!
Кроме того, на 4 тыс. руб. сберегли горючего, смазочных материалов, запасных частей и стального троса. Экономический эффект составил 28 тыс. руб.
Меня часто спрашивают: как удалось добиться, что один экскаватор марки Э-652 заменил три таких же? В чем, дескать, «секреты» работы в четыре смены? Как организованы техническое обслуживание, быт? Сколько человек в экипаже?
В экипаже восемь человек. Работа строится следующим образом: на объект выезжает звено из двух машинистов и двух помощников. Меняясь через каждые шесть часов, они работают семь дней. Затем на смену им приезжает второе звено и работает в таком же порядке. Конкретно скользящий график выглядит так.
В восемь часов утра в понедельник начали работу первый машинист и его помощник. В два часа дня их сменили второй машинист с помощником. Первые же до восьми часов вечера отдыхают. Затем вновь заступают на смену и работают до двух часов ночи. Второй машинист и его помощник в это время отдыхают. А с двух часов ночи до восьми утра работают.
Отработав положенные часы — 42, первый машинист и помощник заканчивают недельную смену в два часа ночи с воскресенья на понедельник. В то время, когда они отдыхают, работает второй машинист с помощником.
В понедельник к восьми часам утра прибывает на автобусе третья и четвертая смены. Этим же автобусом первая и вторая уезжают на неделю домой. Теперь первому машинисту и его помощнику на работу надо будет приехать уже к двум часам дня в понедельник. А второму — к восьми утра, на смену четвертому машинисту и его помощнику.
Подобный график позволяет правильно чередовать труд и отдых, отрабатывать положенные часы в месяц, повышает производительность и работоспособность.
Наиболее эффективно используется и сам экскаватор. В общей сложности в сутки ковш его разрабатывает грунт на протяжении 22 часов. Иначе говоря, фонд рабочего времени увеличивается до 6500 часов в год при норме 3800.
Конечно, внедрение одного графика может и не дать высоких результатов.
Хотя и здесь кроются свои резервы.
Мы, например, добились по-настоящему заводской точности в пересменке звеньев. «Ни минуты задержки, ни минуты простоя» — по такому принципу строим свой рабочий день.
Естественно, интенсивное использование экскаватора требует и особых условий технического обслуживания, ремонта, высокой профессиональной квалификации. Мы стараемся машину беречь, ухаживаем, как за малым ребенком. Каждый машинист и помощник исключительно хорошо знают все сильные и слабые стороны экскаватора, постоянно работают над совершенствованием его механизма и основных узлов.
Кроме того, все владеют профессиями наладчика, сварщика, слесаря-ремонтника. Все вместе осуществляем во время пересменок профилактический осмотр экскаватора.
Разумеется, большую помощь нам оказывают передвижные пункты технического обслуживания, которые периодически осуществляют тщательный предупредительный ремонт машин, проверку технического состояния узлов и необходимую регулировку.
Но основное мы все-таки делаем сами. И делаем, наверное, неплохо. Экскаватор нас пока не подводил, хотя работать приходилось в очень сложных условиях.
Внимательное отношение к технике реально способствует продлению срока службы деталей, узлов и всего экскаватора в целом, увеличивает межремонтный период его работы.
Многих интересует система оплаты труда четырехсменных экипажей. У нас сдельно-премиальная система. В зимний период и на очистке оросительных каналов — прямая сдельная. Экскаваторщиков премируют за выполнение аккордного задания к установленному сроку или досрочно в размере от 0,5 до 3 процентов сдельного заработка за каждый процент сокращения нормативного времени, в зависимости от качества работ.
Кроме того, производится доплата за многосменность не более 40 процентов заработка.
Многосменная работа в настоящий момент — наиболее эффективная форма организации земляных работ. Она обеспечивает значительное сокращение сроков строительства, повышает производительность.
Безусловно, растут абсолютные суммы прямых затрат: на техническое обслуживание, ремонт, прямую затрату и на доплату механизаторам за многосменную работу. Но высокая выработка на экскаватор позволяет сокращать сроки и парк землеройных машин. Поэтому себестоимость кубометра земляных работ снижается по сравнению со сметной на 30—35 процентов.
А экономия от сокращения накладных расходов, амортизационных отчислений, горючего, запасных частей составляет в год от 30 до 60 процентов балансовой стоимости экскаватора.
В нашем экипаже у машинистов самый высокий шестой разряд. Помощники имеют четвертый, но с правом управления экскаватором.
Четырехсменка требует постоянного повышения квалификации, умения до предела сокращать цикл экскавации. Если машинист «средней руки» за минуту набирает полтора-два ковша, то наши ребята — три.
Кроме того, в зависимости от конкретных условий — рельефа, грунта, проектного задания — выбираем и самую рациональную технологию разработки. От этого во многом зависит качество работы, производительность, заработок.
Понимая всю важность вопроса подготовки и закрепления механизаторских кадров, большое внимание уделяем наставничеству. Приходит молодой рабочий в экипаж и сразу чувствует дружеский локоть старшего товарища. Помогаем и словом, и делом, но и спрашиваем по всей строгости.
В июле прошлого года проходили зональные соревнования на звание лучшего по профессии предприятий Министерства мелиорации и водного хозяйства. Первое место заняли машинист экскаватора Э-652 Александр Шнурников и его помощник Владимир Журавлев — мои ученики.
А перед этими соревнованиями молодежный экипаж был признан лучшим в тресте «Ростовсельхозводстрой».
Признаться, успех пришел к ним с трудом. Поначалу никакой уверенности не чувствовали. Ведь работа на круглосуточном режиме требовала немалого опыта. А за плечами — лишь Батайское ПТУ. Практики — на мизинец.
Конечно, при четырехсменке мне было бы проще взять в бригаду опытных экскаваторщиков. Ни забот, ни хлопот. Но чувствовал я, что ребята способные, хотят работать, все на лету схватывают. Видел и слабые стороны их характеров.
Взять Шнурникова хотя бы. Теперь машинист высокого класса. А года три назад только теорию и знал. К тому же терпения было маловато — хотел, чтобы сразу все получалось. Но как только брался за рычаги — не шла работа.
Был, к примеру, такой случай. Выскочил Саша из кабины и в сторону от экскаватора. Догнал, спрашиваю: «Ты чего взъерошился? Сразу все не бывает». А он в ответ: «Чертова железка, никогда не покорится!» Вернул его к экскаватору, сел сам за рычаги, чуть ли не «по буквам» стал объяснять, показывать. Успокоился парень, заулыбался. И дело лучше пошло.
Весь экипаж тогда заботился о том, чтобы Саша как можно быстрее поверил в себя. И уже через год он из помощников перешел в машинисты, на равных с мастерами своего дела стал работать. Вот тогда-то и появились в его трудовом календаре первые «красные» дни.
Успех из многого складывается. Здесь взаимное доверие и высокая требовательность, уважение и помощь. И, конечно, быт. Мы ведь работаем далеко от дома, километров за 200—250, неделями. Так что помимо производственных забот масса бытовых.
На быт, правда, не жалуемся. Ушли в прошлое и керосиновая лампа, и солярка, на которой в поле пищу готовили. Теперь на объекте — просторный вагончик — настоящая городская квартира на колесах. Газовая плита в кухне, спальня, красный уголок с телевизором и радиоприемником. Чистота, ковер на полу. Продукты нам систематически подвозят, а профессией поваров по совместительству овладели помощники машинистов. Так что вдали от дома не чувствуем себя «заброшенными».
А это имеет громадное значение в деле сохранения кадров, повышает настроение, работоспособность. 
Работаем под девизом «Каждой машине — полную нагрузку, каждой смене — ударный труд»,
Планируем, применяя наиболее эффективные методы и формы работ, сэкономить запасных частей на 400 руб., 3000 кг дизельного топлива и 150 — дизельного масла, кроме того, 300 погонных метров стального троса.